(no subject)

В последнее время жизнь что-то понеслась.
Я сделала шаг, а оказалось, что это был шаг на сумасшедший эскалатор. Который теперь волочет меня по ухабам и кочкам.
Не очень удачный образ, может, но именно так он сложился в моей голове.
В голове роится куча каких-то идей, обрывочных, несозревших, вокруг тоже хаос и все горит и мы в огне.
И в общем, все это в итоге приводит к тому, что периодически меня начинает трясти такой ощутимой на физическом уровне тряской. И никакие гидазепамы ее не берут. Спать не спится. Тряска, тряска, кочки и ухабы.
Но все разрулится. Есть какое-то странное необоснованное хорошее предчувствие.
А я предчувствиям верю.

О моей тревожности и психиатре

Психиатр вчера, когда я рассказывала ему о своей опять повысившейся тревожности, тихо и безучастно зевал.
В один момент я сделала красноречивую паузу после его зевка. «Что?» — спросил он с вызовом.
— Ну я же рассказываю! Переживаю! Волнуюсь!
— Ну извините! Я с утра на ногах. Сегодня прием расписан до десяти вечера. А я еще на тренировки сейчас хожу каждый день, спортзалы открыли. Встаю в шесть утра.
— Ох, сочувствую, — сказала я искренне.
— Вы тоже в шесть утра встаете, да? — понимающе спросил он.
— Да что я, с ума сошла? Я же рассказываю вам, что я на этих таблетках по 14 часов сплю.
— А, ну да, точно, — ответил рассеянно психиатр.

В конце приема, выписывая мне рецепт, он заметил как бы между прочим:
— Я в середине июня уеду. На полтора месяца. Могу дать контакт коллеги.
— Отдыхать? — спросила я вежливо.
— Надеюсь, — сказал он грустно.
— Ну, в отпуск же?
— Конечно! Я же... Я же...
— Психиатр, — услужливо подсказала я.
— Нет, я же...
— Устал, — снова помогла я.
— Да нет! Я же... тоже человек.
— Это да, — согласилась я.
— Мне же нужно...
— Отдыхать, — опять не удержалась я.
— Нет. Ну то есть да. Мне же нужно не поплыть тут с вами всеми. А то будет плохо.
— Да, понимаю, — вздохнула я.

Расстались тепло. Взял с меня на 100 гривен меньше, чем положено.
— А Наташа не писала вам, что теперь стоимость выше?
— Нет, писала только «хорошего дня».
— Ну тогда знайте, что в следующий раз уже стоимость будет выше. А пока как раньше. И это. Не обижайтесь на меня, что я зевал.


О депрессии. Токсичная психотерапия

И снова, и снова я возвращаюсь мыслями к адской психотерапии.
Сколько людей не смогло защититься от неумного и непрофессионального психотерапевта, придя к нему в уязвимом состоянии, я даже боюсь подумать.
Когда-то в фэйсбуке Наташа Каплан рассказала, что после одного из сеансов психотерапии решилась на суицид, но, слава богу, не смогла довести дело до конца.
Не знаю как в России, но в Украине психотерапевты-недоучки — бич нашего времени.
Одни очень сильно хотят помогать другим, обнаружив в себе внезапно это стремление либо пережив какую-то собственную травму.
Другие хотят зарабатывать и решают, что психотерапия — это то, с чем они справятся (иногда потому что не сумели освоить другую профессию).
Но получать полноценное медицинское образование все они не считают нужным. Ювелирная работа выполняется с помощью молотка и зубила, а на выходе имеем покалеченную психику клиента и новые травмы.
Сейчас, после своего травматичного опыта (очередного) я не могу пока еще выработать даже для себя какой-то единый подход к выбору терапевта. Я пока все еще прокручиваю мысленно то, с чем мне пришлось столкнуться.
Но точно могу сказать: виктимблейдингу не место на психотерапии, равно как и в кабинете любого врача.
Когда психотерапевт пытается возложить на вас вину/ответственность за вашу депрессию, используя при этом такие расхожие шаблоны как «вторичная выгода», «наслаждение от страданий», «саморазрушение» — бегите от него куда глаза глядят, ибо вы попали к коновалу.
Даже если психотерапевт на какой-то (уж точно не первой) сессии замечает, что клиент склонен погружаться в страдания, чтобы компенсировать таким образом какой-то пробел (дефицит внимания, например), такой психотерапевт работает с проблемой, а не сообщает о ней торжествующе клиенту, чувствуя себя при этом чуть ли не провидцем.


Collapse )

О моей депрессии. Адская терапия

По итогам поста «О моей депрессии. Терапия»

Я выяснила, что психотерапевт, после сессии с которым я почувствовала себя очень очень плохо, состоит в Украинском психоаналитическом Союзе, и обратилась в его Этический комитет.  
Написала примерно то, что есть в моем посте. Обозначила, что после встречи почувствовала ухудшение состояния.

И вот вчера из Этического комитета пришел ответ (пунктуация сохранена):

«Уважаемая Елена!

В связи с вашим обращением в Украинский Психоаналитический Союз, состоялось заседание Этического комитета (06.03.2021). Ознакомившись с вашим письмом, Этический комитет не увидел этических нарушений в работе Лилии Захаряш.»

На сайте Союза читаем:
«...всего одна консультация с профессионалом может существенно облегчить эмоциональное состояние человека, снизить тревожность и вселить надежду, а порой и уверенность в то, что его проблема  разрешима, что он не один такой, и что не всё  так страшно как ему представлялось»

Эээ. Ну ок.
Могу только порекомендовать людям с депрессией и ГТР бежать от таких специалистов как от огня. У меня всё.

(no subject)

Вы вот говорите, не осталось в России талантов. А те единицы, кто были, - или умерли, или испоганились.

А я не соглашусь. Знаете российскую актрису Чулпан Хаматову? А актера Дмитрия Дюжева?

А помните эти бессмертные строки "Входит Дюжев. Он контужен. По сюжету он не нужен"? 

Или "Утром Путин без затей слопал четверых детей. А пятого, помятого, спасла Чулпан Хаматова". Прекрасные ведь стихи! А вы говорите, талантов нет.

О моей депрессии. Терапия

Вчера я была у удивительного психотерапевта, к которому больше не пойду. Я еще обдумываю то, что случилось за 40 минут приема, и почему, когда я вышла оттуда, я чувствовала себя намного (намного) хуже, чем когда я туда зашла.  Скажу честно, психотерапевтке удалось вогнать меня в состояние осознания своего полного ничтожества, своей беспомощности и бесполезности. Как человек ослабленный и нуждающийся в поддержке, я приняла все сказанное на веру.  Но когда эмоции утихли, я начала анализировать эту встречу. Чем больше времени проходило, тем больше я понимала, что моя визави перешла этические границы и сделала это неоднократно. Надеюсь, я смогу описать эту историю более внятно чуть позже. Пока что тезисно я напишу, что именно мне было сказано:
- Вы зациклены на таблетках,
- Вы бегаете от психотерапии, сопротивляетесь ей,
- Вы занимаетесь саморазрушением,
- Вы не думаете, что перекладываете ответственность за свое лечение на психотерапевтов? (вопрос, конструкция которого предполагает, что в нем же кроется и ответ. Если вы отвечаете "нет, не думаю" - см. п.2 "вы сопротивляетесь терапии"),
- Вы получаете наслаждение от страданий,
- Причины, по которым вы не могли проходить психотерапию, объективны и не зависели от вас. Но если бы вы хотели, этого бы не произошло (еще одна конструкция - ловушка: второе утверждение противоречит первому, но чтобы это осознать, требуется время),
- Я уже 8 лет оплачиваю супервизии и у меня бывали трудные времена, но я всегда находила деньги на психотерапию. Если бы вы захотели, то и вы бы нашли (переход этических границ: психотерапевт не имеет права переносить свою ситуацию на вашу, равно как и сравнивать вас с собой),
- Мало ли что я тут наговорила (попытка снятия с себя ответственности за свои слова),
- Вы что думали, я тут танцевать вокруг вас буду? (без комментариев).  

Когда-то другая психотерапевт, настоящий профессионал, объясняла мне, что есть так называемая агрессивная терапия, которая ломает волю пациента, чтобы он стал податливым и с ним было легко работать. Но она допустима только в стационаре, когда пациент находится под наблюдением.  Если у вас депрессия, вы пришли к психотерапевту и слышите что-то из перечисленного выше, я очень советую вам уходить и больше к этому специалисту не возвращаться.  Я еще буду восстанавливаться какое-то время. Желаю вам не попадать в подобную ситуацию.

Добавлю видео о психотерапевте-нарциссе. Очень в тему


Про депрессию и пагубность внешнего негатива

Подбираюсь к сложной для меня теме — влияние на депрессию агрессивного/негативного/нежелательного поведения других людей.
Почти все мои пики депрессии случались после того, как кто-то близкий или просто человек из моего окружения проявлял агрессию (открытую или скрытую) или изливал на меня негативные эмоции (раздражение, например).
Приведу пример. Пару лет назад одна знакомая обратилась ко мне с просьбой. Ей очень нужно было, чтобы я выполнила эту просьбу, поэтому она сделала так — подошла ко мне очень близко, положила руку мне на плечо и крепко сжала пальцы и, глядя мне прямо в глаза, очень вежливо, с улыбкой сказала, что она просит меня о таком-то одолжении.
К тому моменту я могла сказать, что моя депрессия входила в ремисию, таблетки я еще не пила, хотя мне их уже назначили, уповала на собственную работу над собой и терапию. После этого случая у меня случился очередной депрессивный эпизод и спустя неделю я поняла, что не справляюсь, и начала прием лекарств.

Сейчас, по прошествии времени, я могу оценить ту ситуацию. Первая сложность, которая возникла тогда для меня — грубое вторжение в мое личное пространство. Подавляющему большинству из нас всегда неприятно, когда чужие люди приближаются к нам слишком близко. Вторая — попытка показательно доминировать надо мной. В целом, ее поведение можно назвать актом скрытой агрессии.
Никого не защищая, могу сказать, что люди часто не отдают себе отчета в том, какие последствия могут иметь их поведение и поступки. Особенно, когда они добиваются каких-то поставленных целей. Тем более, человек, которому от вас что-то нужно, не станет думать «а не в депрессии ли мой собеседник, а не поберечь ли мне его психику».
Проблема в том, что на тот момент я была слаба и зависима от таких ситуаций. В другое время я бы просто посмеялась про себя. Но тут, несмотря на то, что я четко понимала, что происходит, я не смогла себя защитить.
Есть хорошее упражнение для людей с воображением, которое для таких случаев предлагает психотерапия: почувствовав агрессию или оказавшись жертвой психологического насилия, представьте мысленно какой-то защитный барьер, который разделяет вас и этого человека. Это может быть что угодно: светлый кокон вокруг вас, золотистый шар или дом с крепкими стенами, главное, чтобы в своем воображении вы сумели построить этот барьер.

Принцип действия этого упражнения очень прост: нужно защитить и сохранить ваш эмоциональный и психический уровень.
Что бы не происходило, наше психическое здоровье не должно зависеть от поведения других людей.
К сожалению, человек в депрессии слаб, уязвим и не может дать отпор. После инцидента с насилием или агрессией часто начинается рекурсия: постоянное мысленное возвращение в тот момент и проигрывание разных вариантов его развития. Если вы делаете так, проигрываете ситуацию снова и снова и не можете остановиться — это тревожный сигнал. Изменить то, что случилось, невозможно, и когда мозг инерционно пытается это сделать множество раз, происходит когнитивная ошибка. И депрессия усугубляется.
Причем предпосылки для ее развития могут быть совсем другие, а акт агрессии/насилия просто становится триггером.
Защищайте себя и не позволяйте себе зависеть психологически от других людей, кем бы они для вас ни были. Каждый из нас — отдельная личность, индивидуум с собственной системой ценностей. И только мы сами можем уберечь себя от внешнего негатива.

О депрессии. Еще раз о пользе (и вреде) антидепрессантов

О чем бы ни собралась писать, всякий раз мысленно соскакиваю на вопрос антидепрессантов. Сколько за это время я встречала предубеждений, предрассудков и недоверия по отношению к этим препаратам, какая каша в головах у многих пациентов и психологов. Сколько раз мне предлагали попить травки, заняться йогой, довериться психотерапии и выбросить «эти ужасные таблетки».
В общем, развенчиваю мифы об антидепрессантах.
— Миф 1. Антидепрессанты необратимо меняют личность. «Это уже будете не вы, это будут таблетки», — сказала мне одна моя психотерапевт.
Правильно подобранный антидепрессант должен вернуть человека в ту форму, в которой он находился до начала депрессии. К примеру, если вы всегда были энергичной стервой, а в депрессии стали безвольной неуверенной мямлей, то таблетки должны вернуть вас в «энергичную стерву». Вам, кстати, может, и не нравится быть стервой, но тут уж надо работать с характером, привычками, отношением с социумом и т.д. В общем, тут как раз задачка для психотерапии.
А вот если ваш психотерапевт предпочитает видеть перед собой безвольную мямлю, в которую вас превратила депрессия, и утверждает, что все остальные ваши проявления — «это не вы, а таблетки», лучше бросайте этого психотерапевта.
— Миф 2. Любую депрессию можно вылечить психотерапией, антидепрессанты — это просто бизнес фармацевтических компаний, на самом деле они человеку не нужны.
Ну если кто-то пробовал проводить терапию с пациентом, у которого слюна изо рта течет и который встать не может, и эта терапия была успешна без всяких таблеток — я пожму такому терапевту руку.
В умеренной депрессии у людей очень мало сил. Они с трудом говорят, с трудом ходят. Им уже трудно есть. Жкт уходит в режим «вечный сон». Желудок не хочет переваривать. Кишечник не хочет работать. В общем, организм на физиологическом уровне ничего не хочет делать. Это в умеренной. А в тяжелой даже чтоб сглотнуть — уже нужно приложить титанические усилия. Так что человек лежит — слюна течет. Доступная нагрузка: открывать и закрывать глаза. А теперь представьте: антидепрессанты успешно выводят из такого состояния. Лежачая мумия начинает ходить, разговарить, есть самостоятельно!
Вот на этом этапе можно и терапию подключать (но для этого надо найти хорошего терапевта, хотя и говорить с друзьями или гулять по улице или заняться йогой — это тоже терапия своего рода).  
— Миф 3. При легкой депрессии не нужны антидепрессанты, достаточно психотерапии.
Иногда да. А иногда нет. Я выше написала, как протекает умеренная и тяжелая депрессия. Суицид в подавляющем большинстве случаев совершают люди с легкой формой. Те, у кого есть силы притворяться, что все хорошо. Поэтому — нет. Утверждение, что при легкой депрессии никогда не нужны антидепрессанты — неверно.
— Миф 4. Антидепрессанты превратят тебя в безэмоционального зомби.
Вот как раз депрессия может превратить человека в такого зомби без эмоций, настроения и интересов. А задача правильно подобранных антидепрессантов — вернуть радость и чувства.

Collapse )

Про мою депрессию. Лечение

Помимо общих постов о депрессии в целом, буду писать о своем состоянии и своем лечении.
В общем-то, смысл этих записей не только в том, чтоб упорядочить свои хаотичные знания и поделиться опытом, но и в том, чтоб следить за тем, как меняется мое состояние в процессе лечения.
Конечно, такие посты, скорее всего, будут интересны только пациентам, особенно тем, которым назначили те же лекарства, и может быть психиатрам. Но я же веду этот блог в первую очередь для себя.  

Итак, я побывала у шестого психиатра и после двухлетнего (с перерывами) приема десвенлафаксина (элифор) мне назначили дополнительный препарат — миртазапин. Почему обратилась к психиатру снова — я никак не могу наладить сон. После перерыва в приеме препаратов (еще раз прошу — не бросайте таблетки по своей инициативе и без наблюдения врача!) у меня случился рецидив и возврат на элифор не дал того эффекта, который был от него вначале. Спала я опять плохо, снились кошмары, я мучилась. Мне было предложено на выбор — добавить противотревожную лирику либо второй антидепрессант (АД) миртазапин в минимальной дозе. Я выбрала АД.

Collapse )